5 марта 2017 г.

Братцева Г.Г. Проблемы наследия патриархального воспитания и подход к решению.

Братцева Галина Георгиевна (Санкт-Петербург)

Bratceva Galina (St. Petersburg, Russia)

 

Проблемы наследия патриархального воспитания и подход к решению.

Problems of a heritage patriarchal of education and approach to the decision.

Преобладающее использование «Активных методов обучения» позволит «сделать» новое поколение более творческим, а культуру нового общества - действительно более демократичной.

Prevailing use « of Active methods of training» will allow «to make» new generation more creative, and culture of a new community - it is valid more the democratically.

 

Современный взгляд на воспитание четко отмечает проблемность ситуаций, связанных с традициями в воспитании, направленном,  в первом случае - на преемственность поколений, а во втором – на воспитание девочек и девушек (женский вопрос).

В первом рассматриваемом случае можно увидеть следующую  противоречивую ситуацию. С одной стороны, добрые традиции патриархального (в основном, репродуктивного) воспитания приносят свои плоды и являются источником дальнейшего развития, но с другой – душат естественное стремление нового поколения к «новому по-новому».

Если посмотреть на проблему в узком луче: воспитание дворянства в рамках этикета (умри, но будь любезен…), духовенства в рамках бурсы (тоска от «мертвых букв» и бессилие изменить…), ремесленников  и крестьян в рамках технологий  воспроизводства (слепое следование указаниям и традициям…)  - увидим везде подчинение заведенному порядку. На фоне низкого общего образования общества и отсутствия развитой информационной среды, так было проще и надежнее обеспечить профессиональную и семейную преемственность.

Наша память сохраняет и пестует положительный результат воспитания - успешность профессиональной деятельности (в ремесле, в коммерческо-управленческой деятельности и т.д. выдающихся, а значит, не многих соотечественников). Но наша память растворяет в прошлом отрицательный процесс воспитания – нелюбовь и нежелание учиться («натаскиваться» по предметам к экзамену) подавляющего большинства воспитанников, считая этот процесс неизбежным. «Все так учились и ничего, живы-здоровы»! - говорят нам отцы-матери.

Надо бы наоборот (такой результат - у большинства, а процесс – у немногих), да не получается: «легче» давить на ученика «отеческой» властью – «делай как я!»,   чем предоставить возможность ученику  самому познать… через активные методы обучения (в этом случае ведь надо развивать любознательность, осознанную необходимость…, творческое мышление).

Попытка и далее воспроизводить  «человека знающего» в таком процессе воспитания превращается в пытку для обеих сторон (хотя бы потому, что нельзя объять необъятное, а что изучать избирательно, они, эти стороны, пока выбрать не в состоянии). Такой «воспЫтанник», нагруженный знаниями, конечно, сможет ими пользоваться, но в любой нестандартной ситуации окажется безоружным и неспособным  решать жизненные и профессиональные проблемы. Время требует воспитывать (образовывать) «человека, подготовленного к жизнедеятельности». Справиться с такой задачей в состоянии только «Активные методы обучения» и овладение навыками активных методов обучения, особенно, при решении нестандартных задач творческими методами, позволит  воспитанникам-выпускникам чувствовать себя достаточно комфортно в любых (в т.ч. конъюнктурных) условиях.

Современная практика знает ряд  технологий по развитию «активного» мышления. Но наиболее практически разработанной и поэтому, наиболее эффективной является технология развития творческого мышления, включающая модель интеллектуального развития творческого мышления (МИРТМ), и использующая в т. ч. приемы творческого решения нестандартных задач из теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). Эта технология имеет серию авторских программ по ее овладению учащимися разного возраста и профориентации (технические, гуманитарные, естественные, социальные, художественные системы) и в их методиках заложены методы, средства и инструменты совершенствования объектов, субъектов и явлений:

- методы познания, в т.ч. законов развития искусственных систем, системных методов исследования, причинно-следственных связей (структурных и функциональных), особенностей функционально-стоимостного анализа;

- средства совершенствования объектов по «вектору идеальности», путем преодоления противоречий;

- инструменты развития креативного (созидающего) мышления.

Активные методы обучения обусловливают ситуацию, когда обучаемый сам (или  с помощью преподавателя) определяет цель приобретения нового знания,  ставит конкретные задачи достижения этой цели  и пробует свои силы в  решении этих задач. Усвоение методов такой работы-исследования является более важным, чем сами знания, поскольку они становятся способом приобретения новых знаний и решения вновь возникающих задач.

Теория познания, оперирующая активными методами познания, должна включать в себя, в т.ч.:

  • функциональный, структурный и стоимостный анализ,
  • метод моделирования, в т.ч. по триаде Гегеля (тезис-антитезис-синтез),
  • теорию доказательств,
  • законы развития искусственных и естественных систем,
  • технологию развития творческого мышления (приемы развития и активизации воображения и мышления, методы постановки  и решения задач через логику причинно-следственных связей и противоречий, приемы нахождения «вектора идеальности»  и ресурсов для решений,  принципы разрешения противоречий).

Во втором рассматриваемом случае (вынужденное изменение  воспитания девочек и девушек по сравнению с традиционно патриархальным) можно увидеть следующую ситуацию.

Общественные потребности, для своего удовлетворения и ускоряющегося развития, все в большем объеме вынуждены были вовлекать в производственные отношения женщин. Особенно это касается  нашей страны. Во-первых, идея К. Цеткин о переходе «женского вопроса» в «вопрос классовый» стала политическим лозунгом правящей (преимущественно мужской) партии и несколько десятилетий сначала «довлела», а потом стала естественной в умах населения. Во-вторых, неравноправное, патриархальное  отношение к женщине шло  от религии, которая у нас была под запретом 70 лет и пропаганда таких религиозных воззрений каралась. В-третьих, войны,  постоянно «вымывая» мужское население, создавали потребность в женских руках и умах (разумной энергии, самоотдаче, выносливости) для быстрейшего восстановления промышленного и экономического потенциала. Параллельно, технический прогресс все более уравнивал различия в физических возможностях мужчин и женщин. В итоге, общественное мнение, особенно в нашей стране, не просто стало позволять женщине работать и  иметь профессию, но и «делать карьеру»,  всячески поощряя ее в этом и  направляя ресурсы общества ей на помощь в воспитании детей. В-четвертых, сыграла определенную роль «безотцовщина». Сыновья в таких семьях научились уважать в женщине-матери Человека – умеющего работать, решать сложные проблемы в сложных условиях, ответственного, добивающегося цели,  и при этом любящего, нежного, восторженного и т.д. Т.е. социальная роль женщины в обществе укрепилась и практически сравнялась с мужской, поскольку женщина вынужденно научилась брать на себя ответственность (не столько, сколько можно и хочется унести, а столько, сколько необходимо для продвижения к цели).

Если вопрос об эмансипации женщин (воспитании эмансипированной женщины), например, в странах западной Европы зачастую сводится  к требованию отказа в обществе от стереотипа в традиционном  восприятии женщин (на кухне, в спальне и в детской), то у нас главным является достижение возможности быть социально равноправной с мужчиной. А далее  женщина сама может решить, что для ее самореализации лучше – «царствовать» на кухне, в цехе, на сцене, в лаборатории или еще где-то.

Равные социальные роли в общественных отношениях позволяют справедливее (и поэтому легче) разрешать семейные конфликты и гармонизировать половые  отношения.  Мы с детства, традиционно воспитываемся в определенных психологических условиях – играем в социальные (а не половые) роли: «Ты же девочка… и должна…, ты же мальчик и…». Где-то до 20 лет примеряем на себя роль той или иной женщины, мужчины и подбираем «суть» и «оболочку» по своим критериям – «нравится - не нравится», отвечает моему, уже сформированному окружением, мировоззрению или нет, «выгодно – невыгодно» по жизни и т.п.  Взрослая игра в социальные роли позволит (и позволяет) женщине сделать своего друга  Мужчиной своей мечты, но только в том случае, если она возьмет на себя роль Женщины, соответствующей такому  Мужчине. И, наоборот, мужчина, по такому же сценарию, может «навязать роль» своей избраннице, если сам  ей  подыграет… 

Т.е. патриархальное, функционально-физиологическое воспитание женщины претерпело изменение и  становится все более социально-ролевым (с возможностью самостоятельного выбора своей роли в общественных отношениях). Мужчина, находящий в таком воспитании свои положительные стороны, становится, как бы гарантом безвозвратности изменения этого процесса. Женщина (равно как и мужчина) всегда свободна настолько, насколько позволяет ей культура ее общества.