5 марта 2017 г.

Петрозавдские встречи. 1982 год. Селюцкий А.Б.

Журнал “Технологии Творчества”. – 1999. - №4. – С. 20-22. –
(Рубрика “История ТРИЗ”)

Материал предоставлен для публикации Редакцией Журнала "Технологии Творчества"


В этом номере мы продолжаем публикацию воспоминаний Александра Борисовича Селюцкого о проводившихся в Петрозаводске семинарах преподавателей и разработчиков ТРИЗ. На этот раз речь идет о второй такой встрече в 1982 году.

Поскольку был уже опыт первой встречи, то цели и организация мероприятия несколько изменились. Об этом свидетельствует и данный материал, и публикуемые в разделе “История ТРИЗ” выступления Г. Альтшуллера и Э. Злотиной.

Селюцкий Александр Борисович
г. Петрозаводск

ПЕТРОЗАВОДСКИЕ ВСТРЕЧИ:

1982 год

Организация семинара, как и в 80-ом году лежала на мне, тем более, что, как говорится, путь уже был проторен. Но оказалось - не все так просто. Немножко предыстории.

Еще в июне 80 года журнал “Смена” опубликовал статью своего корреспондента Вадима Лейбовского под названием “Идеальный конечный результат”. В этой статье он воздавал хвалу тому самому АзОИИТу, который был в 70-ом создан Генрихом и от которого ЦС ВОИР в 74-ом Генриха же и отлучил. После ухода Генриха место директора занял некто Тофик Имамалиев, о “порядочности” которого можно судить по его последующим действиям. Так вот Лейбовский со слов Тофика написал в этой статье, что ребятами из АзОИИТа “...изобретен качественно новый алгоритм решения изобретательских задач - АРИЗ”. Вот так, скромненько, но со вкусом!

Мы, конечно, не смогли пройти мимо такой наглости, и разразились потоком возмущенных писем как в адрес редакции “Смены”, так и в ЦК комсомола, чьим печатным органом являлась “Смена”. Казалось, это произвело какое-то впечатление, так как какое-то время публикаций на эту тему не было.

Но 9 января 82-го года корреспондент газеты “Комсомольская правда” Хлебодаров разразился большущей статьей (практически на всю 4-ю полосу) “Дерзайте, вы талантливы”. В ней он приводит слова одного из АзОИИтовцев (которого Генрих и в глаза-то не видел): “Проанализировав все возможные методы, мы изобрели Алгоритм решения изобретательских задач - АРИЗ”.

Тут все мы уже, что называется, озверели.

(Перечитывая копии своих писем того времени в редакцию “КП” и в ЦК ВЛКСМ, я удивляюсь, каким был выдержанным - ни одного нецензурного выражения!).

В своих письмах мы требовали от “КП” опровержения и извинений. Но не такими были наши комсомольские вожди.

Следующий “сюрприз” нас ждал 30 апреля. “Комсомольская правда” опубликовала статью “Претензии”, в которой путем подтасовки фактов и прямой лжи “доказывалась” не только несостоятельность ТРИЗ, но и порочность всей “школы Альтшуллера”. Расчет был явно на то, что поверившие газете руководители ВОИР и НТО на местах, тут же прикроют все альтшуллеровские школы.

Об этом см. ТТ, №2 за 1998 г., с. 46-50. - Ред.

Интересной была реакция Генриха на эту статью. Я, прочитав статью, вызвал его на телефонные переговоры, хотел успокоить, думал он расстроен. А он мне сказал: “Все хорошо! Теперь вся шваль уйдет из наших рядов”.

Он был абсолютно прав, за исключением одного: швали среди нас не оказалось. Но ведь газету тогда читало все начальство, а семинар необходимо было узаконить. Этот вопрос я обсудил с председателем заводского совета ВОИР, который очень хорошо относился к ТРИЗ. Мы решили, что семинар можем организовать своими силами: важно было официально от завода вызвать Генриха, чтобы оплатить его командировку, так как все остальные обычно приезжали по командировкам своих организаций.

Надо сказать, что с 80-го года с нами стал активно сотрудничать журнал, издаваемый НТО СССР “Техника и наука” (ТиН). Сотрудничество это началось c того момента, когда сотрудник журнала Евгений Евсеевич Новогрудский побывал на одном из семинаров ленинградцев. Журнал стал регулярно публиковать статьи по ТРИЗ. Редактировал статьи, конечно же, Генрих. После “Пионерской правды”, с которой Генрих сотрудничал с 70-х годов, “ТиН” стал вторым регулярным проводником ТРИЗ.

На наше счастье, у ЦС НТО с ЦС ВОИР шло скрытое соперничество за покровительство со стороны ЦК КПСС, поэтому журнал не прислушался к статье в “Комсомолке”, а продолжал давать публикации тризовцев. Больше того, в “ТиН” была опубликована статья Нины Петровны Линьковой, разоблачающая Имамалиева и “успехи” АзООИТа. На всякий случай я старался доводить публикации, поддерживающие ТРИЗ, до ВОИР и до горкома партии, но с их стороны особого расположения не встречал. Таким образом, мы были вынуждены и на этот раз организовывать весь семинар втайне от ЦС ВОИР.

Пришлось идти по линии НТО. Как секретарь Совета НТО своего завода, я обратился в Карельское областное правление НТО “Машпром” с предложением организовать семинар на тему “Методы научно-технического творчества”. Надо сказать, что руководство карельского НТО “Машпром” состояло тогда из весьма приличных людей, а председателю я в свое время давал читать книги Альтшуллера. Но и его волновал вопрос, как к нашему семинару отнесется горком партии? Договорились, что с секретарем горкома будет разговаривать он, как коммунист с коммунистом (я же был и остаюсь беспартийным). Как видно, все обошлось, и руководство Областного правления с удовольствием подписало все нужные нам бумаги. После чего мы смогли на законных основаниях приглашать людей в командировку. По рекомендации Генриха я пригласил на семинар сотрудника редакции журнала “Техника и наука” Е.Е. Новогрудского.

На этот раз заранее были оговорены основные цели семинара:

1. Информация о некоторых законченных разработках;

2. Информация о ведущихся разработках;

3. Обсуждение накопленного за последние годы опыта обучения;

4. Обсуждение оргвопросов, в частности, вопросов, связанных с журналом “ТиН”;

5. Личные контакты между преподавателями и разработчиками, живущими в разных городах.

В самом деле, на семинаре встретились единомышленники из 18(!) городов Советского Союза и между нами сразу же завязались не просто деловые, а воистину дружеские связи, которые поддерживаются до сих пор. Просматриваю анкеты. Какие имена! Маргарита Бдуленко, Валентин Богач, Исак Бухман, Владимир Герасимов, Эсфирь и Борис Злотины, Геннадий Иванов, Эдуард Каган, Вадим Канер, Нина Петровна Линькова, Семен Литвин, Волюслав Митрофанов, Валерий Михайлов, Владимир Петров, Юрий Саламатов, Валерий Цуриков... А всего приезжих 33 человека.

Я формально отбубнил вступительное слово от имени НТО, а дальше все вел Генрих. Учтя опыт предыдущего семинара, мы все выступления старались записать на магнитофон, потом Валерий Власов (ныне покойный) сделал с них распечатки. Читать эти выступления одно удовольствие: почти ни одного слабого. Это -результат той работы, которую с нами проводил Генрих. Почти два года он по переписке корректировал наши выступления.

О его работе с иногородними тризовцами надо сказать особо. Ежедневно он получал около десятка писем с вопросами, предложениями, пожеланиями. И на все он отвечал обстоятельнейшим образом (лично я от него пару раз получил колоссальные “втыки” за то, что нерегулярно отвечаю своим корреспондентам, а они на меня жаловались ему). Думаю, что люди, с которыми он вел переписку, всю жизнь хранят его письма, так как это не просто ответы на вопросы, а размышления колоссально эрудированного и глубокого аналитика, написанные прекрасным языком большого писателя.

Почти по каждому выступлению проходили оживленные споры, иногда с подковырками, но всегда по-доброму (в ЧОУНБ имеются стенограммы почти всех выступлений).

В этом номере мы публикуем выступления Г. Альтшуллера и
Э. Злотиной на этом семинаре. - Ред.

Но было и то, что не вошло ни в какие записи: было задание Генриха, которое он нам выдал в первый же день и которое некоторые делали всю ночь - разработка алгоритма создания тайн. Несмотря на нашу сумасшедшую активность, проявленную при разработке такого алгоритма, с этим заданием мы не справились. И еще было выступление Фея о мировых утопиях, из которого следовало, что максимальный срок существования коммунистического режима - 100 лет. А это по тем временам было прямой антисоветчиной. Волюслав Владимирович довольно резко прошелся по Фею, после чего между ним и Генрихом произошла первая (и, кажется, последняя) серьезная размолвка. Мы все при этом очень переживали. Трудно сказать, кто из них тогда был прав, но Генрих первым протянул руку примирения.

Дискуссии по наболевшим вопросам продолжались и во время поездок на экскурсии. Генрих в любой обстановке был Учителем с большой буквы. Так, мне запомнился момент, когда мы перешли в Кижах от одного экскурсовода к другому, он позже провел сравнение и обратил наше внимание на некоторые чисто методические приемы, которые можно использовать на занятиях.

Вообще впечатление от каждого семинара, проводимого Генрихом, оставалось как от праздника.

(Продолжение следует)