5 марта 2017 г.

Петрозавдские встречи. 1980 год. Селюцкий А.Б.

Журнал “Технологии Творчества”. – 1999. - №3. – С. 41-52.
– (Рубрика “История ТРИЗ”)

Материал предоставлен для публикации Редакцией Журнала "Технологии Творчества"

Проводимые с 1980 г. Петрозаводские встречи разработчиков и преподавателей ТРИЗ (начавшиеся как семинары, а затем переросшие в конференции и, далее, в съезды) сыграли очень важную роль в развитии Теории решения изобретательских задач. Люди, приходящие в ТРИЗ в последнее время, к сожалению, почти не знают об этих этапных событиях.

Воспоминания одного из старейших участников ТРИЗ-движения и непосредственного организатора тризовских мероприятий в Петрозаводске Александра Борисовича Селюцкого помогут, надеемся, не только познакомиться с одним из разделов истории ТРИЗ, но и будут способствовать возрождению того исследовательского духа и тех методов работы, которых так не хватает современному ТРИЗ-движению.

Селюцкий Александр Борисович
г. Петрозаводск

 

ПЕТРОЗАВОДСКИЕ ВСТРЕЧИ:

1980 год

В августе 2000-го года исполняется 20 лет с момента проведения Первого Петрозаводского семинара. Редакция журнала “Технологии творчества” попросила рассказать об истории возникновения Петрозаводских семинаров. “Петрозаводских” я пишу с большой буквы, так как, по-моему, уже ни у кого не вызывает сомнения роль этих семинаров в развитии тризовского движения. С 91-го года семинары переросли в Съезды, но сущность их нисколько не изменилась.

Итак, с чего же все началось?

А началось все, конечно же, с Генриха Сауловича Альтшуллера, знакомство с которым кардинально повлияло на всю мою жизнь, как, впрочем, и на жизнь всех, кто был его единомышленником.

К 80-му году наши взаимоотношения уже сложились. Все мы, кто вел активную переписку с Генрихом, являлись членами возглавляемой им Общественной Лаборатории Методики Изобретательства (ОЛМИ). Официально Лаборатория находилась под эгидой Центрального Совета Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР), но вся роль этого общества тогда сводилась к оплате канцелярских принадлежностей (а у Генриха это была основная статья расходов) и оплате командировок Генриха. Он же проводил колоссальную работу как по развитию, так и по пропаганде ТРИЗ.

Об истории ОЛМИ см.: Кожевникова Л.А. Общественная лаборатория методики изобретательства (ОЛМИ)// Технологии творчества. - 1998. - №1. - С. 43-47. - Ред.

Тогда как-то так получилось, что на меня легла часть работы ОЛМИ, касающаяся размножения методичек, изготовления Альбома приемов разрешения технических противоречий, изготовления значков и организации публикации книг издательством “Карелия”. Именно по этим вопросам в то время у нас с Генрихом шла оживленная переписка.

В 80-м году должна была выйти в свет книга “Крылья для Икара”, и мне очень хотелось, чтобы Генрих получил ее именно в Петрозаводске. В то время трудно было пригласить человека просто так, тем более, что материальные условия жизни Генриха были более, чем скромными (я знал, что бывали моменты, когда он был вынужден распродавать часть своей библиотеки, чтобы сводить концы с концами, правда, как только он получал гонорар за очередную книгу, он тут же с избытком свою библиотеку восполнял). Нужен был серьезный повод для его приезда.

Вот тогда-то и возникла мысль провести Общесоюзный семинар по ТРИЗ в Петрозаводске. Судя по переписке того времени, семинар не мог быть официальным (официальные семинары всегда проводились “под крышей” горкома или обкома КПСС или, на худой конец, ВОИР или НТО - ведь мы были общественной организацией). Генриху идея семинара понравилась: он к тому времени уже всех нас знал, встречаясь с каждым по одиночке и в разных городах. Теперь появилась возможность свести вместе почти всех тех, кто помогал ему развивать ТРИЗ. Я, естественно, брал на себя задачу по технической организации семинара: приглашение тех, кого назвал мне Генрих, организация для них жилья и питания, а для всех нас - организация уютного места для “посиделок”.

Насколько сегодня почти все вопросы можно решить за деньги, настолько же в 80-е годы все решалось за счет личных связей (тогда это называлось: “по блату”). Вопрос о гостинице (тогда он для меня был самым важным - предстояло пригласить около 20 человек, а середина августа в Карелии еще туристический сезон -решился благодаря родственным связям: весь семинар разместился в уютной деревянной гостинице Онежского тракторного завода, директором которого был брат моей жены, сочувствующий нашему движению. Место для проведения семинара предоставил директор Дворца Культуры и Техники “Машиностроитель”, с которым я постоянно сотрудничал как работник отдела информации. Остальные вопросы решались прямо по ходу семинара. Письма, которые я рассылал по рекомендации Генриха выглядели так:

“Я приглашаю Вас принять участие в обсуждении перспектив развития ТРИЗ. Обсуждение состоится в Петрозаводске с 15 по 20 августа в непринужденной обстановке и будет по возможности совмещено с приятным времяпрепровождением: посещение Кижей, экскурсия по городу и его окрестностям и т.п.

Проводить обсуждение будет Г.С. Альтшуллер.

Желательно: а) иметь при себе отпечатанный в 5 - 10 экземплярах текст выступления по вопросам общих перспектив ТРИЗ, возможных путей внедрения, перспектив в Вашем городе, Ваших личных перспектив и т.п. по Вашему усмотрению; б) иметь при себе хотя бы одну теплую вещь и плащ или зонтик, а также купальные принадлежности (на всякий случай); в) деньги на экскурсии (билет в Кижи и обратно - 7 руб, другие экскурсии - до 2 руб) и на книги издательства “Карелия” (сколько удастся).

О возможности приезда сообщите как можно быстрей.

P.S. Можете оформить себе командировку на ПО “Петрозаводскмаш” им. В.И. Ленина или в Карельский областной совет ВОИР.

Член ОЛМИ А. Селюцкий”

Сразу же выяснилось, что по такому приглашению почти никто приехать не сможет, и пришлось срочно делать официальные приглашения от Карельского областного Совета ВОИР. Очень мне этого не хотелось, так как в этом случае о нашем семинаре мог узнать Центральный Совет ВОИР, а там сидели самые настоящие враги ТРИЗ. Но что делать? Благо, что наша воировская организация была самой большой в городе, а я был членом Совета объединения. Областной же Совет существовал и на наши деньги, поэтому отношения между нами всегда были хорошими. Я по-дружески попросил их повременить с сообщением о нашем семинаре до дня начала семинара.

Таким образом, все получили официальные приглашения, и смогли оформить себе командировки от своих Советов ВОИР.

День заезда, 15 августа, оказался на редкость пасмурным и холодным, зато с ним очень контрастировала теплота наших встреч. Весь первый день народ “тусовался” в гостинице “Онежец” вокруг Генриха. Мне кажется, что именно с вечера 15 августа 1980 года вошло в традицию почти ежевечернее выспрашивание Генриха о его жизни. Впоследствии каждый вечер, когда нам удавалось собраться вокруг него, мы просили его рассказать о каком-нибудь эпизоде его биографии. Все его рассказы несли колоссальный заряд оптимизма и вселяли уверенность в могуществе человека мыслящего, тем более, вооруженного такой могучей Теорией.

Следующий день начался с выступления Генриха, которое называлось “ТРИЗ: исследования, обучение, внедрение”.

Очень кратко суть его выступления можно изложить так.

“Мир творчества становится неограниченно познаваемым, неограниченно управляемым и потому может быть неограниченно расширен. /.../ ТРИЗ не развитие и не усовершенствование метода перебора вариантов, а их отрицание. /.../ Основа основ обучения -правильная идейная установка. /.../ Ну, а главной особенностью предстоящего учебного года должно стать изложение материала на высоком идеологическом уровне - с позиций непримиримости ТРИЗ и МПиО. /.../

Итак, мы вступаем в новое и бурное десятилетие. Еретическая, непризнаваемая, незамечаемая “методика изобретательства” должна стать одной из центральных наук, глубоко влияющих на развитие науки и техники, на жизнь человека и общества. Возможно, для этого потребуется не 10, а 20 или 30 лет. Но процесс превращения гадкого утенка в белоснежного лебедя уже начался - именно сейчас, в последний год.

/.../ Судьба нечасто и небесплатно дает возможность своими руками поднять и утвердить флаг революции, меняющей мир. Сейчас именно такой случай. Цену судьба назначает - как обычно - немалую: все помыслы, все силы человека. И тут не поспоришь, скидок не бывает”.

Тезисы этого выступления имеются в ЧОУНБ.
Более подробное изложение см. на с. 45-52 - Ред.

То, как организовал нашу работу Генрих, явилось для всех приятной неожиданностью. В то время на вооружении тризовцев находился АРИЗ-77, мы же часть семинара посвятили разработке АРИЗ-82. Приятно было ощущать свою причастность к отработке новых шагов алгоритма. Причем вся работа шла на конкретной задаче. Мы все - приезжие и петрозаводчане - сидели за одним большим столом, составленным из нескольких, в уютном баре ДКиТ “Машиностроитель” и практически все участвовали в решении “задачи о расцепителе” (позднее она была описана в журнале “Техника и наука”). Генрих, что называется, дирижировал нами, он же первым увидел решение, но не назвал его, ждал, когда мы все придем к нему по шагам. И мы действительно не только решили задачу, но и открыли для себя некоторые новые приемы. Именно на основе этой нашей общей работы Генрих позднее сформулировал АРИЗ-82.

Затем каждый из нас рассказал о своих находках и затруднениях при преподавании АРИЗ. Получилось нечто вроде конференции. Планируя наши дальнейшие встречи, Генрих потребовал от нас заранее подготовленные доклады, с которыми он будет знакомиться до следующего семинара.

Насколько пасмурным был первый день, настолько теплыми и солнечными были все остальные дни семинара. Мы побывали в Кижах, где специально для нас были организованы экскурсии по иконописи и архитектуре острова, на заводском автобусе “Петрозаводскмаша” съездили на водопад Кивач, а последний день оказался самым веселым. Злотин с Литвиным устроили для нас вечер самодеятельной песни. В песнях и частушках они отразили не только наши семинарские впечатления, но и высмеяли наших ярых противников. Вот некоторые примеры их творчества.

Впечатления о семинаре

(На мотив песни крокодила Гены)

Пусть нас встретил негоже
Первый день непогожий,
Пусть нам в баню попасть не пришлось,
Но у грязных нас даже
В этом творческом раже
Много мыслей лихих родилось.

Разводили тары-бары,
Забывая про еду.
К сожаленью, семинары
Только раз в году!

(На мотив “Проводы любви”)

В темноте кромешной,
Трое суток в баре
Нам Альтшуллер мозги теребил.
Каждый ждал, конечно,
Что его похвалят -
Свою клизму каждый получил...
Вот и все, что было, вот и все, что было...
Кончилась прыгучесть в голове.
Для кого-то просто пробы обрубили,
А ведь это гибель РТВ.

Частушки про наших недругов

(Про профессора Половинкина, который очень ловко “обобщил” АРИЗ, преподнеся его от своего имени)

Половинкин, Половинкин,
Позови нас на поминки.
Привезем тебе мы шиш,
Ты его там обобщишь!

Припев:

Ну давай, давай, давай!
Думай по старинке!
Обобщай, обобщай,
Доктор Половинкин!

(Г.Я. Буш в наших кругах был известен тем, вносил “уточнения” в известные неалгоритмические методы)

Если что тебе приятно,
Сделай это семикратно.
Семикратно спятил уж
Генрих Язепович Буш.

Припев тот же.

Удивляются в народе
Цельностянутой методе.
Метод вырезки и склейки
Главный козырь Повилейки.

Припев тот же... и т.п.

Следующий семинар мы наметили на 1982 год.

(Продолжение следует)


ПРИЛОЖЕНИЕ

О выступлении Альтшуллера Генриха Сауловича

ТРИЗ: ИССЛЕДОВАНИЯ, ОБУЧЕНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ.
(К петрозаводской встрече преподавателей и разработчиков ТРИЗ)

Изложение

В планах редакции было опубликование выступления Г. Альтшуллера на семинаре разработчиков и преподавателей ТРИЗ в Петрозаводске в 1980 г. Однако сейчас подписан договор с издательством на выпуск 10-томного собрания сочинений Г. Альтшуллера, по которому работы, включенные в собрание, не могут быть опубликованы на русском языке в других изданиях (срок действия договора - до 2002 год).

Проблемы, поднятые Генрихом Сауловичем, настолько актуальны и для сегодняшнего дня, что (решая задачу: работа должны быть опубликована и не должна быть опубликована) мы решили дать хотя бы развернутое изложение этого материала. - Ред.

1. Обычно на встречах, семинарах, конференциях обсуждаются конкретные проблемы развитие и внедрения ТРИЗ, теории решения изобретательских задач. Мне хотелось бы на этот раз начать с весьма общих вопросов: в чем сущность ТРИЗ, почему теория появилась и что она может дать?

Прошли и происходят революции: научная, техническая, космическая. Все это коренным образом изменяет мир. Однако инструмент этих преобразований - творческое мышление - при этом фактически не изменился. Основной технологией получения нового остался перебор вариантов, метод проб и ошибок (МПиО). Неизменным поэтому остались и представления о творчестве, как о непознаваемом процессе, который доступен немногим избранным.

Такой взгляд на творческий процесс поразительно устойчив. Он господствует в официальной науке и по сей день. Поправки имеют чисто косметический характер: вместо древнего «вдохновения» психологи ввели более респектабельный термин «инсайт». Вместо открытого признания непознаваемости и неуправляемости творчества уклончиво говорят о сложных процессах, идущих в глубинах сознания или в подсознании: в принципе, дескать, эти процессы познаваемы, но понять их пока не удается... Технология генерирования новых идей путем перебора вариантов вообще представляется единственно возможной, тут дело не идет дальше робкого введения некоторой упорядоченности (в морфологическом анализе) или, наоборот, усиления хаотичности (в мозговом штурме).
Суть ТРИЗ в том, что она принципиально меняет технологию производства изобретений. Вместо перебора вариантов ТРИЗ предлагает планомерные мыслительные действия, опирающиеся на знание законов развития технических систем. МИР ТВОРЧЕСТВА СТАНОВИТСЯ НЕОГРАНИЧЕННО ПОЗНАВАЕМЫМ, НЕОГРАНИЧЕННО УПРАВЛЯЕМЫМ И ПОТОМУ МОЖЕТ БЫТЬ НЕОГРАНИЧЕННО РАСШИРЕН. Это коренной поворот: творческая революция, по своим масштабам не уступающая революции научной, технической, космической...
Занятые повседневными проблемами развития ТРИЗ, мы редко задумываемся о возможных последствиях творческой революции. Переворот в техническом творчестве означает переворот в организации творчества везде, в любых видах человеческой деятельности, в мышлении человека вообще. Ум - главнейшее качество человека - определяется способностью решать творческие задачи. И, если эта способность резко повысится и станет всеобщей, коренным образом изменятся и человек, и общество.
Необходимо знать, прочувствовать колоссальные масштабы начатой революции. Без учета этих масштабов, без ясного представления о глубине и силе преобразований, которые несет эта революция, нельзя правильно решать вопросы стратегии и тактики развития ТРИЗ.

Именно в такой перспективе, как революции в мышлении, автор в дальнейшем и рассматривает все затрагиваемые вопросы: о взаимоотношениях с МПиО, о сущности ТРИЗ, о распространении ТРИЗ и организации обучения новой технологии.

2. Одна из форм непонимания революционной сути ТРИЗ - взгляд на ТРИЗ как на дальнейшее развития предшествующих методов. Был, мол, метод проб и ошибок, потом появились мозговой штурм, морфологический анализ, синектика, а далее - ТРИЗ... Это в принципе неверно. Быть может, на самых ранних этапах развития, когда главным инструментом ТРИЗ были типовые приемы, имело место внешнее сходство ТРИЗ и методов, основанных на переборе вариантов. Что ж, на эмбриональной стадии человек имеет рудименты жабр и похож на рыбу... ТРИЗ - НЕ РАЗВИТИЕ И НЕ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ПЕРЕБОРА ВАРИАНТОВ, А ИХ ОТРИЦАНИЕ. В основе ТРИЗ представление о существовании объективных законов развития технических систем и возможности, зная и применяя эти законы, сознательно развивать технические системы. Никакой другой метод, никакая другая теория не исходят из такого постулата и, в сущности, основываются на диаметрально противоположной предпосылке, как, например, несовместимы атеизм и любая религия.
Многие неудачи в обучении связаны с неверным освещением соотношения ТРИЗ и МПиО. Занятия начинаются с долгого ознакомления с методами перебора вариантов, и, когда дело, наконец, доходит до ТРИЗ, слушатели не без основания задумываются: «Более простые, чем ТРИЗ методы, так и не получили широкого распространения, какие же шансы имеет ТРИЗ, развивающая и усложняющая эти методы? Освоив мозговой штурм, морфанализ и прочее, мы и так знаем об эвристике много больше, чем другие инженеры. Так зачем нам еще и ТРИЗ?..»
Новые представления, которые несет ТРИЗ, должны противостоять старым представлениям, чрезвычайно устойчивым, привычным, уходящим корнями в седую древность. И если у преподавателя нет четкой идейной позиции, слушатели усваивают не ТРИЗ, а неестественную смесь ТРИЗ и МПиО. Потом эти слушатели ведут занятия у себя на предприятиях, и слушатели второго поколения обучаются уже той смеси ТРИЗ и МПиО, в которой совсем мало ТРИЗ. Отклонения наслаиваются, суммируются. Получается игра в «испорченный телефон...»
ОСНОВА ОСНОВ ОБУЧЕНИЯ - ПРАВИЛЬНАЯ ИДЕЙНАЯ УСТАНОВКА. Каждое занятие надо строить так, чтобы оно не только пополняло информацию о технике решения задач, но, прежде всего, повышало бы закалку в новом образе мышления.

В этом плане Г. Альтшуллер выделяет по крайней мере три идеологические условия, необходимые для эффективности и занятий, и учебных пособий по ТРИЗ:

- необходимо эмоционально показывать несовершенство МПиО;
- слушатели (читатели) должны четко осознать, что неалгоритмические методы - это не ступеньки к ТРИЗ, а путь в глубь тупика.
- третий момент - это принципиальное отличие ТРИЗ, которая основана на знании и применении законов развития технических систем, и всех модификаций МПиО, которые игнорируют их существование.

3. ТРИЗ ведет к коренной перестройке технологии открытий и изобретений, замене того, что мы называем творчеством, иной, более эффективной организацией мышления. Чтобы это поняли слушатели, естественно, сначала это должен глубоко осознать преподаватель. Между тем, ТРИЗ не всегда воспринимается преподавателями идеологически четко. Недавно я получил письмо, в котором преподаватель утверждал, что между МПиО и ТРИЗ нет антагонизма, поскольку в АРИЗ тоже есть перебор вариантов. С таким же основанием можно утверждать, что нет разницы между трудом землекопа и работой экскаваторщика, поскольку экскаваторщику тоже приходится действовать вручную - нажимать кнопки, передвигать рычаги...

Задачи при решении по ТРИЗ делятся на две части: типичные, решаемые в несколько ходов по стандартам, и нетипичные, для решения которых нужно применять АРИЗ.

Стандарты, опираясь на законы развития технических систем, дают общие ответы: надо достроить веполь, надо перейти к веполю, надо согласовать ритмику частей системы и т.д. Изобретательская задача «ценой» в тысячи проб переводится в задачу, для решения которой достаточно проверить всего несколько вариантов.

С задачами, которые не попадают под стандартные решения, несколько сложнее.

На долю АРИЗ достаются задачи нетипичные, т.е. требующие такого знания законов развития технических систем, которого у нас пока нет. Грубо говоря, если для решения задачи надо использовать, скажем, пять законов, а мы сегодня знаем только 3-4 из них, задачу приходиться решать по АРИЗ, применяя на каких-то этапах перебор вариантов. Но опять-таки: по своей природе это иные варианты, нежели при использование МПиО. Мы знаем, например, что надо перейти от ситуации к задаче, а затем к модели задачи, тут есть определенные правила, но иногда приходится рассматривать несколько вариантов перехода. /.../ Если стандарты прочерчивают путь к ответу в виде сплошной линии, то АРИЗ дает нечто вроде пунктира. Но прыжок с одного штриха на другой - это не метание в чистом поле, характерное для МПиО.

АРИЗ и стандарты имеют одну основу - законы развития технических систем, только в АРИЗ материал организован несколько иначе.

Подчеркиваю: таково положение сегодня. Решая задачи по АРИЗ, мы одновременно добываем и новое знание о законах развития технических систем. Это позволяет совершенствовать и сам АРИЗ. Например, в АРИЗ-77 удалось значительно усилить - по сравнению с предыдущими модификациями - технику определения ИКР и ФП. Если сегодня в АРИЗ и сохранились «родимые пятна МПиО-изма» - это нетипичное, уходящее. Ориентироваться надо на то, что составляет основу ТРИЗ: постоянное углубление наших знаний о природе законов развития технических систем.

Как понятно из уже сказанного, познание и применение объективных законов развития играют исключительно большую роль в ТРИЗ.

5. Законы развития технических систем - самая плодотворная область исследований в ТРИЗ. Речь идет не только о выявлении новых законов и уточнении уже известных. Законы образуют систему, вступают во взаимодействие друг с другом; вероятно, существуют законы, регулирующие это взаимодействие. Недавно В. Канер (Ленинград) обратил внимание на возможность СТОЛКНОВЕНИЯ ЗАКОНОВ: закон увеличения степени вепольности требует перехода к электромагнитной системе, а это означает повышение веса, размеров, расхода энергии (вспомните задачу о тракторном полигоне), т.е. противоречит закону увеличения степени идеальности, требующему, наоборот, снижения веса и т.п. Типичное ФП: вес (размеры, расход энергии) надо увеличивать, но нельзя увеличивать. Типичен и путь разрешения этого противоречия: система становится идеальнее за счет «оттеснения» тяжелых, громоздких, сложных, энергоемких и т.п. частей в надсистему. В свою очередь надсистема стремится «оттеснить», громоздкие части в наднадсистему и т.д.
Технику можно условно представить в виде множества концентрических кругов - иерархии систем: внутри простые системы, снаружи - все более и более сложные, из внутренних кругов тяжелые, громоздкие, энергоемкие объекты постоянно «оттесняются» во внешние окружности: закон увеличения степени идеальности действует как мощная центробежная сила. Типичный пример -современные магнитные дороги. Из транспортного средства убраны двигатель и движитель (колеса). Но пришлось усложнить надсистему: двигателем-движителем стала дорога, выполненная в виде электромагнитов, расположенных вдоль пути.
Технические системы развиваются диалектически: одновременно идут процессы упрощения и усложнения. В каждом конкретном случае надо уметь выявлять ОПЕРАТИВНУЮ ЗОНУ, в пределах которой следует только увеличивать степень идеальности, «оттесняя» объекты из этой зоны в надсистему. За пределами оперативной зоны степень идеальности может оставаться без изменений или даже несколько уменьшаться за счет процесса «оттеснения».

АРИЗ очень молод и один из основных вопросов - это дальнейшее развитие новой технологии мышления. Тем более, что исследования в ТРИЗ тесно связаны с проблемой подготовки преподавателей.

Само по себе новое не появится, мы должны стремиться к тому, чтобы каждый преподаватель ТРИЗ, если он преподает больше 2-3 лет, участвовал бы в исследованиях. Пусть тема локальна, пусть темпы невысоки, это неважно. Главное - увидеть ТРИЗ с иной, исследовательской точки зрения. Открыть свой островок и постепенно его расширять. Как бы ни был хорош преподаватель, действительно сильным он может стать лишь в том случае, если сопричастен к работе над совершенствованием ТРИЗ.

Большую роль в организации обучения ТРИЗ, как, впрочем, и для всех остальных сторон, имеет информационная работа.

6. Одна из главных особенностей имеющейся ситуации - начатое год назад и энергично развивающееся «печатное наступление». За последний год вышли книги, регулярно публикуются материалы в ТиН (журнал «Техника и наука»), участились выступления в газетах. На очереди - учебные пособия, подготовляемые в Москве, Ленинграде, Днепропетровске, Челябинске. ТиН начнет публикацию серии статей по материалам нового указателя физэффектов.

Наибольшее значение при этом, по мнению Г. Альтшуллера, представляют публикации в журнале, который имеет большой тираж, по подписке попадает к потенциальным потребителям ТРИЗ. Поэтому одна из задач - помогать журналу в организации подписки, откликов в редакцию и т.д.

Помощь нужна и в подготовке материалов. Сейчас я буквально выпрашиваю материалы у преподавателей и разработчиков...
В конечном счете, все - разработка, обучение, внедрение ТРИЗ - упирается в уровень ИНФОРМИРОВАННОСТИ О ТРИЗ. От этого уровня зависит возможность организовать обучение, набрать хороших (в смысле - не случайных) слушателей. А от масштабов обучения, от числа людей, привлеченных к изучению ТРИЗ, зависит рост исследовательских кадров. Поэтому «печатное наступление» - решающий участок, а публикации в ТиН - острие атаки на этом участке.

«Публикационный взрыв» существенно изменил ситуацию в обучении. Все чаще приходят слушатели, которые уже знают о ТРИЗ, растет длительность семинаров, в т.ч. за счет введения вторых этапов, появилась возможность многие вещи не рассказывать, а читать в книгах и журналах. Задача преподавателя уже не сводится к тому, чтобы удивить, увлечь слушателя - все большее значение приобретает умение работать с каждым слушателем, помочь раскрыть его творческий потенциал.

В отличие от старой организации занятий необходимо значительно больше внимания уделять детальному разбору задач, неспешному ОБСУЖДЕНИЮ И ОБОСНОВАНИЮ КАЖДОГО ШАГА. Надо повысить требовательность к слушателям - теперь это реально. Слушатели должны хорошо знать систему стандартов - со множеством примеров по каждому стандарту. Хорошо знать АРИЗ (для этого нужно разработать много задач). Необходимо настойчиво добиваться, чтобы стремление к ИКР и умение видеть ФП стали неотъемлемыми особенностями мышления. Раньше преподаватель, чаше всего, был лектором, рассказчиком: вот материал - осваивайте как хотите. Теперь преподаватель должен стать преподавателем в полном смысле этого слова. Нужно научиться работать не с аудиторией вообще, а с каждым слушателем индивидуально. Учитывать особенности своих слушателей, терпеливо помогать раскрытию их творческих возможностей. Освоение ТРИЗ зачастую требует повышения культурного уровня человека, изменение стиля жизни. Нужно читать в 5 или 10 раз больше, чем раньше. Нужно ценить каждую минуту дня, недели, месяца. Нужно напряженно думать - значительно чаще, чем обычно. Этому не научишь за неделю. Тут от преподавателя требуется длительная, упорная работа,
НУ, А ГЛАВНОЙ ОСОБЕННОСТЬЮ ПРЕДСТОЯЩЕГО УЧЕБНОГО ГОДА ДОЛЖНО СТАТЬ ИЗЛОЖЕНИЕ МАТЕРИАЛА НА ВЫСОКОМ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ УРОВНЕ - С ПОЗИЦИИ ИДЕЙНОЙ НЕПРИМИРИМОСТИ ТРИЗ И МПИО.

В обучении ТРИЗ, конечно, есть проблемы, но они решаемы: нет учебных пособий - можно использовать книги, статьи, выпускаются новые задачники, сложная проблема с использованием тех, кто освоил ТРИЗ, - но и здесь появляется возможность работать профессионально в группах ФСА.

Пожалуй, стоит только сказать о главной помехе. Обусловлена она законами Паркинсона. В некоторых школах руководители - вольно или невольно - не терпят тех, кто потенциально сильнее их как преподаватель или разработчик. В 1973-1974 гг. из-за этого развалилась сильная школа в Днепропетровске. Увы, это не единственный случай. Что предложить - я не знаю.

Распространение ТРИЗ шло от экспериментов по обучению в пятидесятые годы к возникновению и росту общественных школ ТРИЗ, к росту информированности о ТРИЗ в семидесятые. Однако ошибкой было бы просто экстраполировать дальнейший рост. Возможно появление новых качественных процессов. Развивающуюся ТРИЗ до сих пор фактически не замечали, продвижение шло как бы по ничейной земле. ТРИЗ сейчас становится заметным общественным и научным явлением, уже ставится вопрос о переходе к государственным формам обучения.

Это значит, что потребуются программы и пособия, утвержденные на высших уровнях. Неизбежен конфликт с теми, кто выступит в роли экспертов: а) представителями официальной науки о творчестве и б) главными носителями идеологии МПиО - такими учеными, как академик Мигдал.

Современная наука о творчестве по преимуществу занята проблемами проникновения в подсознание творца, изучением «творчества во сне» и т.п. Это не кретинизм - это «нормальный» подход, если видеть только одну технологию творчества - перебор вариантов. На стороне таких ученых гипноз имен и званий. Движет же ими очень веский мотив -отстаивание своей «исключительности».

Если специалист по кораблям толкует о свойствах манильского троса и особенностях разных сортов парусины, это не глупость. Просто человек видит только парусные корабли и не подозревает о существовании пароходов. Таковы современные специалисты по творчеству. Они изучают то, что видят. А видят они (в научном творчестве) только МПиО... Единственное, в чем можно было бы упрекнуть этих специалистов, - они не усмотрели возможности появления другой технологии. Не усмотрели потому, что стоят на позициях метафизики и идеализма: МПиО в высшей степени благоприятная среда для «подпитывания» таких позиций. Чтобы понять и принять ТРИЗ, надо перейти на позиции диалектического материализма. А это крайне трудно даже Мигдалу, который, несомненно, учил и сдавал диалектический материализм.
По-видимому, правильная стратегия состоит в том, чтобы сначала дать бой противнику в сфере технического творчества, не покушаясь на творчество научное. Это приведет в случае успеха к частичной победе. Нам скажут: «Да, изобретения можно делать по ТРИЗ. Но это - второстепенное творчество. А вот научное открытие - о, это непостижимо... Вот однажды ученый Н. в полусне ...» и т.д. Ничего! Пусть противник сдает позиции в техническом творчестве. Мы укрепимся и перейдем ко второму этапу. Для этого потребуется создать практически годный алгоритм решения «открывательских» задач, научиться учить применению этого алгоритма и накопить сведения об итогах применения алгоритма. Этой работы хватит и на девяностые годы. Но начинать ее надо сейчас.

XXX

Итак, мы вступаем в новое и бурное десятилетие. Еретическая, непризнаваемая, незамечаемая «методика изобретательства» должна стать одной из центральных наук, глубоко влияющих на развитие науки и техники, на жизнь человека и общества. Возможно, для этого потребуется не 10, а 20 или 30 лет. Но процесс превращения гадкого утенка в белоснежного лебедя уже начался - именно сейчас, в последний год.
Нам надо осознать масштабы и значение происходящего. Новый период потребует значительно больших усилий от каждого из нас. Судьба нечасто и небесплатно дает возможность своими руками поднять и утвердить флаг революции, меняющей мир. Сейчас именно такой случай. Цену судьба назначает - как обычно - немалую: все помыслы, все силы человека. И тут не поспоришь, скидок не бывает.

9 августа 1980 года