5 марта 2017 г.

Глава 28. Ученые не всегда профессионалы.

Глава 28. Ученые не всегда профессионалы

Он поднял меня на руках, сделал два шага и - мы рухнули в оркестровую яму. Я лечу и думаю: если на Володю упаду, я ему сломаю позвоночник. Как-то собравшись, сумела встать на пятки. Была сильнейшая травма. Мне после этого хватило мужества пройти по сцене, чтобы успокоить публику, зайти за кулисы, там я разгримировалась, сняла костюм, уложила его в чемодан, накрыла газетами, чтобы не мялся и только тогда потеряла сознание.
Стали искать в зале врача - оказалось, что есть ветеринар. Он вошел - громадный, рыжий мужчина - взял мою ногу и дернул. Я закричала. А он шепчет успокаивающе: «Тпрру - тпрру!» Но ногу вправил хорошо, дай Бог ему здоровья.
Балерина Ольга Лепешинская
Сейчас, когда в день раз по десять говорят о профессионализме политиков, банкиров, представителей органов министерства внутренних дел, моя мысль все время возвращается к вопросу, почему ни один ученый не утверждает, что он профессионал, и что вообще следует понимать под этим термином? 100% успех без поражений? Или допускается поражение до 20-30%? Я вообще не слышал, чтобы кто-нибудь рьяно утверждал, что он ученый, или выступал с текстом: "Мы, ученые..."
Правда, несколько дней тому назад, давая интервью телевидению , Вл.Туманов - Председатель Конституционного Суда России, уходя в отставку в связи с 70-летием, на вопрос: "что Вы будете делать, уйдя в отставку?" -ответил: - "Ну, я же ученый! Буду писать".
Дать строгое, удовлетворяющее всех определение понятию «профессионал» чрезвычайно трудно. Однако, каждый человек часто сам определяет, кто с ним имеет дело, профессионал или любитель. Любая медсестра мгновенно демонстрирует свои профессиональные способности: одна уколывает, а другая - ввинчивает иглу в соответствующее место.
Есть довольно узкие специальности, в которых многие люди могут быть профессионалами - делают свою работу быстро, аккуратно, четко, красиво, творчески. Это определение относится не только к положительной работе, но и к отрицательной, например, карманным ворам.
Я видел профессионала токаря, об этом я уже писал. Я видел профессора, физика, который проводил расчеты с высокой скоростью, и цифры у него просто играли (тогда не было ЭВМ).
Я видел корабельного радиста, который мог принимать на слух - 150 знаков в минуту, а когда он работал на ключе - то это было подобно исполнению музыкального произведения. Я знаю о врачах-хирургах, делающих чудеса. Мы все видели летчиков-истребителей, фигуры высшего пилотажа, парашютистов, делающих чудеса в воздухе без раскрытия парашютов, и еще много-много профессионалов в самых разнообразных областях деятельности людей.
Я много читал детективов и не случайно часто привожу высказывания из них. Это книги Рекса Стаута, Агаты Кристи, Конан Дойля. Посмотрите, ну разве это не прекрасные мысли:
"Вещи сами по себе превращались в свою противоположность". (Р. Стаут, «Слишком много женщин».)
"У человека должно быть чутье. Чутье на ту работу, которую я предполагаю поручить ему. Это вовсе не знание и не опыт. Одно лишь слово может верно передать это качество: «чутье». Тот самый - данный одной лишь природой - талант, делать какое-то определенное дело.
Совпадение? Мисс Марпл повертела в уме это слово так и сяк, как порой ребенок вертит в руках занятную игрушку, пытаясь понять, как она работает и что у нее внутри. Было ли это совпадением? "Всякое совпадение, - сказала себе мисс Марпл, - всегда заслуживает внимания. Отбросить его никогда не поздно, если уж оно в самом деле окажется таковым", (А. Кристи, «Немезида»).
"Он совершенно иного типа человек, но он обладает даром, просто бесспорным даром, открывать вам глаза на то, что сами видели, и понять то, что вы сами слышали.
В любом случае надо рассказать ему о случившемся и послушать, что он скажет." (А. Кристи,«Тень на стекле»).
И вот еще одно: "Очевидно, здесь было две школы мышления. А может, и больше. (Доставляет радость, когда вдруг, читая обнаруживаешь, что и ты поступаешь таким же образом, или, что и у тебя были такие же мысли.)
“Вулф читал три книги одновременно. Он делал так время от времени все годы, что я был рядом с ним. И всегда это меня раздражало потому, что выглядело нарочито.
Его переехала не концепция, а седан!" (Р. Стаут, «Слишком много женщин».)
Но вернемся к профессионалам.
Авторы детективов поставили себе цель - показать профессионалов-детективов - Шерлока Холмса, мисс Марпл, Эркюля Пуаро, Ниро Вулфа, Арчи Гудвина и др. - и им это удается. Мы верим, что именно они смогли найти преступников, и дальше мы пытаемся понять, как им это удается, какие они применяют приемы, методы? Обычно в каждом произведении идет как бы двойное расследование преступления - частным детективом и государственной службой, будь то Скотланд Ярд или полиция - отделы по расследованию убийств, ФБР.
Очевидно, загадки разгадывают частные детективы. Это соревнование, конкуренция. Но победа всегда не на стороне государства, а на стороне профессионалов-детективов.
Очевидно, что если слабо, плохо подготовленный человек станет за токарный станок, операционный стол или начнет передавать радиограмму, то эффект может быть не только нулевым, но и отрицательным - эти действия могут привести к смертельным исходам. Известно, сколько в разных странах, да и в России, казнено невинных людей. Это брак следователей и суда. Однако, есть области деятельности в которых профессионализм не виден сразу: может - не может.
Мы уже обращали внимание, что Н.Бор каждую задачу начинал решать с нуля и доводил ее до успешного конца. Но ведь не все исследователи - последователи Н. Бора. Есть случаи, что ученые и не решают, и не хотят, и не могут, а если решают, то не доводят до конца поиск решения.
Можно ли в этом случае их называть учеными?
Теперь чуть-чуть вернемся назад, к детективам. Обращает на себя внимание, что преступники - это недюжинные изобретатели ситуации, которые разрабатывают, придумывают, сочиняют и осуществляют свои планы. Причем так, чтобы ни один детектив не смог их обнаружить. Естественно, при раскрытии преступления используются многие факторы: участники, их психология, улики, вещественные доказательства, которые следует иметь в виду. Нужны причины преступления, нужна режиссура и сценарии события, причем вся эта картина может изменяться, уточняться и, конечно, нужно время, время... Это опять категория перенапряжения.
Желательно, раскрытие совершить быстро. Все это сродни поиску причин брака, решению научных задач. Самая существенная разница в том, что «преступником» в этом случае может быть все, что угодно, и изменения окружающей среды, небрежное отношение к работе, брак, сделанный в заготовках, и т.д. Любопытна с этой точки зрения версии взрыва на Чернобыльской атомной станции в статье М. Дмитрука «20 секунд которые потрясли мир» (газета «Труд» от 9 октября 1996г.)
Ученые вновь и вновь обращаются к урокам аварии на Чернобыльской АЭС, чтобы в будущем человечество смогло избежать подобных катастроф. Я не буду описывать результаты расследования, а отмечу самое главное.
"Так вы хотите сказать, что чернобыльский реактор был расстрелян из-под земли шаровыми молниями? но ведь во время катастрофы там не было подземных взрывов или землетрясения.
- Это мнение устарело.
Юрий Копничев привез эти ленты в Москву, где комиссия самого высокого ранга выполнила их экспертизу. В результате было точно установлено, что в районе ЧАЭС 26 апреля произошло местное землетрясение с магнитудой от 1.6 до 3.2 балла. Длилось оно 20 секунд. Но ровно столько времени продолжались и все катастрофические события на 4-ом энергоблоке!... Было бы наивно сваливать всю вину на геофизические процессы. Недаром, следователи искали в Чернобыле халатных работников и диверсантов. Но может оказаться, что искали не там и судили не тех. А истинные виновники катастрофы остались в тени".
На примерах жизни и деятельности разных ученых видно, как много им приходилось проводить экспериментов и думать, думать... Мне представляется, что такими крупными учеными были Л. Пастер и Д.И. Менделеев. Можно еще называть сотни людей, но эти оба мне, моему сердцу более милы. Про Л. Пастера я уже писал. Его опыт работы, его подходы к работе следовало бы взять на вооружение, но...
Обратимся к статье "«Проклятие фараонов» в ракетных шахтах и «ячменная баланда»" Сергея Барсова (газета «24 часа»,
№ 43,1996г.).
"В долине Царей обнаружили гробницу Тутанхамона. Это было в начале 1923г. Экспедиция организована лордом Карнарвоном и археологом Говардом Картером. В гробнице, кроме мумии самого правителя, обнаружили сказочные сокровища. И все было бы прекрасно, но через полтора месяца, в апреле скоропостижно скончался лорд Карнарвон и через несколько месяцев последовала смерть археолога Артура Мейса, вытащившего первый камень из замурованного входа в склеп. За ним вскоре умер рентгенолог Арчибальд Рейд, который разрезал бинты на мумии перед ее осмотром.
Симптомы у всех троих усопших были одни и те же: упадок сил, жар, приступы озноба, и, наконец, беспамятство. Медики лишь бессильно разводили руками, будучи не в силах высказать сколько-нибудь обоснованное предположение о причинах быстротечных болезней.
К 1929 году преждевременно скончались 29 человек, имевших отношение к захоронению Тутанхамона, причем 17 из них побывали непосредственно в усыпальнице".
Итак, медики разводили руками, но ведь было очевидно, что все эти люди из одной компании, которые побывали в гробнице. Если Л. Пастер был охотником за микробами, то, по-видимому, и в данном случае должен был появиться представитель Пастеровского института и начать поиск причины заболевания.
В России в 1900 году около Рязани произошел загадочный случай, уж точно не имеющий связи с «проклятием фараонов». Цыгане продали овес крестьянам, и сразу начался падеж скота. Пойманные цыгане утверждали, что ничего с овсом не делали. Однако, провели химический анализ зерна. Эксперты в нем не обнаружили ни одного из известных ядов. Продолжаю цитировать:
"Зато они нашли в овсе крошечные крупинки какого-то вещества желто-бурого цвета, напоминающего махорку. Условно названное «цыганским табаком» они оказались весьма токсичными. При введении их в желудок подопытным животным следовала скорая смерть".
Сделано огромной важности открытие, но не доведено до конца. Продолжаю:
"В московской тюрьме «Сухановке» за неделю умерло 47 подследственных. На это обратили внимание потому, что один из них был начальником НКВД, который должен был стать важным свидетелем. Стали выяснять - отчего погибли. Причины смерти самые различные - пневмония, сердечная недостаточность. Отравления не обнаружили, но на всякий случай расстреляли двух поваров, которые якобы подсыпали в баланду мышьяк.
Обитателей «Сухановки» кормили баландой из непроваренного ячменя, всю зиму пролежавшего в сыром подвале, но на это никто не захотел обратить внимания".
В 60-х годах в России и в Казахстане началось строительство ракетных комплексов глубокого залегания с командными бункерами. Продолжаю цитировать С. Барсова:
"Вскоре после ввода их в эксплуатацию, независимо от того в каком регионе находился бункер, начали отмечаться странные заболевания у ракетчиков, которые спускались в бункеры на недельное дежурство. Примерно на второй - третий день температура повышалась до 37,5°С, начинались приступы лихорадки, перемежающейся с ознобом, да к тому же сильная головная боль. Приходилось срочно заменять дежурный расчет, что уже само по себе являлось чрезвычайным происшествием. Но и у новой смены повторялись такие же недомогания.
Наверху люди были абсолютно здоровы".
Все, что можно было - было задействовано, чтобы найти причину этого недомогания. Задействованы были все от чекистов до лингвистов, однако гипотезы результатов не дали.
Пробы воздуха, воды, пищевых продуктов - ответа нет. Нестойкие летучие яды, проникающие в систему вентиляции, аллергия на полимеры, изменения изотопного состава воздуха, наличие патогенной микрофлоры - все версии на 100% не подтвердились.
Выход из положения - дежурства сделать не недельными, а суточными. (Не нашлось ни одного последователя Л. Пастера.) Продолжаю:
"Между тем и в «проклятии фараонов», и в остальных случаях действовали одни и те же злоумышленники - микотоксины. Первым их заподозрил южноафриканский врач Джофри Дин (Африканский Л. Пастер! Где же были остальные почти 60 лет? - В.М.), работавший в госпитале в ПортЭлизабет.
Все началось с того, что в октябре 1956г. геолог Джон Уайлз проводил обследование пещер в горах Родезии. Его интересовало, нельзя ли использовать экскременты летучих мышей в качестве удобрений, поскольку в пещерах их скопилось тысячи тонн. Через несколько дней после возвращения из экспедиции Уайлз почувствовал недомогание и боль в мышцах.
Врачебный осмотр дал ничем не примечательный диагноз: пневмония и плеврит. Но предписанное лечение не помогало геологу становилось все хуже, и его направили в госпиталь доктора Дина. (Следите за проведением исследования. - В.М.). Осматривая Уайлза, Дин вспомнил недавнее сообщение (есть, что вспоминать, читает, слушает, запрашивает! - В.М.) о том, что армейские врачи (исследование в шахтах проводилось тоже с привлечением наших армейских врачей! - В.М.) столкнулись со сходным случаем в Перуанских Андах, где спелеолог обследовал пещеры инков. Южноафриканский врач отправил анализ крови своего пациента в США. Ответ был однозначным: он болен той же болезнью - гистоплазмозом, который вызывается токсическими грибками, развивающимися в экскрементах летучих мышей, органических отбросах и вообще в гнилостной среде. Причем эта болезнь является инфекционной".
Вспомните появление пенициллина и автора его открытия.
Антибиотики спасли жизнь Уайлзу.
Но доктор Дин высказал предположение (продолжаю цитировать): "Не мог ли гистоплазмоз, называемый «пещерной болезнью» быть причиной «проклятия фараонов»? Ведь в их, захоронениях существовали идеальные условия для токсических микро-грибков."
В 1963г. доктор Эзердин сотрудник каирского института микробиологии провел пресс-конференцию, на которой дал объяснение «проклятию фараонов» (заканчиваю цитировать С. Барсова).
"В течение нескольких лет ученый наблюдал многих археологов и служащих музеев, страдающих различными заболеваниями. И в организме каждого из них обнаружил микроскопические грибки, вызывающие лихорадку и сильное воспаление дыхательных путей. Эти грибки представляли собой скопище болезнетворных агентов, среди которых был и «пещерный микроб», обитающий в пирамидах, склепах и подземельях. Причем он является заразным, то есть может передаваться от человека к человеку".
Впоследствии выяснилось, что отличной средой для их развития является зерно - пшеница, овес, кукуруза и рис, а также земляные орехи, красная икра, сырокопченая рыба. Активно этот процесс протекает в сырых помещениях, повышенная влажность воздуха способствует образованию на зерне фотогенной плесени, которая вырабатывает микотоксины.
Итак, я привел современный пример поиска причины брака в медицине. Я думаю, что, наверно, до сих пор, не окончено исследование этого грибка, а большинство людей о нем вообще не слышали.
У нас, очевидно, нет возможности определить число жертв от этого грибка, но можно допустить, что оно не такое уж малое.
По-моему, все футболисты мира договорились между собой играть так, чтобы брак в передаче, в пасе, в обводке, и наконец, в ударах по воротам составлял 99%. С 3-х - 5-ти метров не попасть в ворота, профессионалу - это ли не обман зрителей?
А теперь обратимся к ученым. У меня складывается такое же представление и о них. Тысячи нерешенных научных задач, а решенные не доведены до состояния практического их применения. Нет возможности перечислить их, но несколько следует подчеркнуть. Существует самостоятельная медицина всех уровней - от психологов до хирургов, противостоящая или дополнительная официальной медицине и психологии. Мы не можем досконально изучить и обобщить все материалы по одному из главных веществ всего живого - воды.
Еще М. Фарадей говорил, что ученый должен поклоняться только фактам, а не авторитетам. Мы не можем переступить через этот барьер и это приносит колоссальный вред самой науке, любой ее области. Я всегда с горечью вспоминаю Белоусова и того редактора, который не опубликовал его статью. Следовало бы ввести общественный суд над такими редакторами, чтобы все знали их природу - они больше боятся малого «брака» в своем журнале, чем большого брака в добывании истины. Истина прорвется, полагают они, если это действительно истина, но время, время не ждет, торопит. Гибнут люди, загрязняется среда, рождаются уроды, умирают от СПИДа. Ученые должны использовать свой талант, чутье, нюх для добывания истины.
Можно ли как-то облегчить возникающую ситуацию? Можно ли ускорить решение задач, а полученные решения использовать в практической деятельности? Один из подходов заключается в том, что следует искать молодых людей и обучать их специальной профессии -консультанта по решению научных задач, а проще, по А. Кристи – обучать на Кина, Марпл, Пуаро.
Можно решать технологические и научные задачи с помощью эксперта, консультанта. И, наконец, надо узнать пути решения задач, алгоритмы, программы, которые используют наиболее удачливые эксперты, консультанты.
Один из путей решения технологических и научных задач - это предлагаемая книга «от брака до открытия».
Теперь, начав рассматривать любые события, под этим углом зрения, я стал обращать внимание на вещи, которые раньше проходили мимо - незамеченными.
Так, например, в одном из рассказов А. Кристи о мистере Кине приводится такой диалог двух героев:
- Вы знаете, что такое катализ?
- Никогда не слышал о нем. А что это такое?
- Это химическая реакция, осуществление которой зависит от определенного вещества. При этом само это вещество остается без изменений.
- У меня есть друг. Зовут его мистер Кин. Так вот он выполняет зачастую роль катализатора." (А.Кристи, «Человек из моря»).
Я был удивлен, что А. Кристи приводит понятие из химии и по аналогии переносит их на взаимоотношения людей, т.е. в область психологии.
Мысль заработала - перенапряжение водорода на катоде, контактная разность потенциалов, катализ - это ли, как часто говорят, не звенья одной цепи - взаимодействие вещества с поверхностью твердого тела, да еще и с подачей напряжения.
Такой перенос возможен в различных областях науки и техники - из литературы в науку и наоборот. Я бы сказал, что следует копить аналогии в картотеках и в голове.
Есть уникальные люди - они хранят в памяти сотни анекдотов и при любом случае рассказывает анекдот по аналогии. Это не всегда дает подсказку, но всегда дает уверенность, что не ты первый, на эту тему уже даже анекдот сочинили.
Один из таких уникальных рассказчиков Литвин С.С.
На этих примерах хорошо видна аналогия, и это может позволить ее использовать более полно. Мы ехали в поезде, и я показал 3 старых значка АРИЗ и в шутку предложил троим тризовцам купить их у меня. На что получил анекдот: "Из боя вышли два (тут по тексту должна быть указана национальность, а я скажу просто - человека) - один здоровый, а другой смертельно раненый.
Раненый говорит: - "Я так мучаюсь. Убей меня, нет больше сил".
Здоровый говорит: - "Я бы убил тебя, но у меня нет патрона".
"Так, я тебе продам патрон" - говорит раненый".
Конец неожиданный. И, несмотря, на трагичность ситуации рассказа, все хохочут. А мне, как «торговцу» значками, влепили «затрещину». Пришлось значки отдать бесплатно за анекдот.
В компании меня кто-то спросил: "О чем вы сейчас думаете?" Я сказал, что меня занимает мысль о взаимоотношениях двух и трех людей. Представьте себе - двое ведут обсуждение какой-нибудь проблемы. Появляется третий, и ход рассуждений стал иным. Я не говорю хорошим или плохим, но другим. Особенно бросается в глаза, когда двое - мужчина и женщина и появляется третий - мужчина, то...
"А на эту тему тоже есть анекдот." - сказал Литвин и начал рассказ: "Двое на том свете решили скинуться на троих.
Один говорит: "А где третий?",
"Сейчас прибудет" говорит другой.
И действительно, появляется третий. Он, естественно, согласен, дает деньги и вдруг исчезает. Они купили что надо, открыли и налили. И в этот момент появляется третий. Не успели выпить, как третий опять исчез. Только выпили - третий появляется опять.
"Где ты носишься?" - спрашивают друзья, -"Так ведь нельзя, договорились же!"
"Да, я что, я всегда готов" говорит третий, "Но реаниматоры не отпускают!"
За этот анекдот рассказчику был вручен приз.
Безотносительно к анекдотам я опять был сильно огорчен. Только в конце я узнал, кто же преступник в романе А. Кристи «Испытание невиновностью».
Ну, просто огорчен. Как всегда в подобных случаях, когда сам задачу не решил, начинается поиск виновных и различных обстоятельств, не позволивших найти ответ. Конечно, интрига в книге Кристи закручена прекрасно, но у меня не было времени, чтобы не читая дальше, остановиться, подумать, порешать. Хотелось бы быстрее узнать, кто виноват, кто преступник. Вот если бы, я остановился, обдумал, возможно, я бы и нашел, определил, кто это сделал. Можно себя успокаивать сколь угодно долго, и даже согласиться с самим собой, но сколько раз я натыкался на привычные вопросы и ответы: вот если бы мне дали современную ЭВМ и другое оборудование и приборы, я бы сделал эту работу и нашел идею! Если бы мне не мешали и не отвлекали на другие работы, я бы нашел решение! Вот если бы мне дали штаты - лаборанта и инженера - я бы!...
А ведь еще Вильгельм Оствальд, один из основателей физической химии, увидев простейшие весы на лабораторном столе Берцелиуса записал: "Мне стало необыкновенно ясно, как мало зависит от прибора и как много зависит от человека, который перед ним сидит".
Баляр открыл бром прямо в аптеке на обычном столе. Либих, который получил неизвестную зловонную жидкость, окрестил ее хлористым йодом и не стал ее исследовать. Месяц спустя Баляр совершенно случайно нашел в водорослях новый элемент - бром, оказавшийся той жидкостью, которую получил Либих. Больше такой возможности не представилось и он с досадой сказал: "Не Баляр открыл бром, а бром открыл Баляра".
Д.И.Менделеев, составляя периодическую таблицу, вообще не пользовался никаким оборудованием и приборами.
"Баляр был человек не гордый;- он не горел желанием сделать все открытия в мире, - на его век было вполне достаточно открытия брома, - но он любил ходить и разнюхивать, что делается в других лабораториях." (Поль де Крюи, «Охотники за микробами»[98])
Возможно, я преувеличиваю, но «Охотники за микробами» - это потрясающая книга. В ней, во-первых, показана галерея ученых, - так не похожих друг на друга, и, в то же время, так похожих своей целенаправленностью, своим трудолюбием, и, если хотите, я бы назвал - гениальностью. Это Левенгук, Спалланцани, Луи Пастер, Роберт Кох, Мечников, Теобольд Смит, Ру и Беринг, Давид Брюс, Росс и Грасси, Вальтер Рид и Пауль Эрлих! Даже просто читая эту книгу, можно воодушевиться желанием стать ученым. Помимо всех достоинств, если внимательно читать каждую страницу, можно обнаружить те методы и приемы, которые использовала эта плеяда ученых, для получения истины.
Для дальнейших моих спекуляций мне необходимо привести небольшой отрывок из жизни Л. Пастера [98]. (Я бы обратил внимание на взаимоотношения ученых, решение ими задач, скорость проведения экспериментов.)
"И тут, наконец, Пастер столкнулся с вопросом, которому он рано или поздно должен был посмотреть в лицо.
Это был вопрос старый как мир, звеневший сотни веков в ушах всех мыслителей, и вопрос, доставивший так много тревожных минут Спалланцани сто лет тому назад. Это был очень простой, но в то же время абсолютно неразрешимый вопрос: "Откуда берутся микробы?" (Противоречие: простой - сложный. - В.М.)
- Как это может быть, - спрашивали противники Пастера, - что микробы появляются неизвестно откуда каждый год каждого века, в каждом уголке земного мира для превращения виноградного сока в вино? Откуда берутся эти маленькие существа, окисляющие молоко в каждой кружке от Гренландии до Тимбукту?
Пастер был уверен в том, что дрожжи, палочки и микробы появляются из воздуха; он представлял себе воздух, насыщенным этими невидимыми существами.
Другие «охотники за микробами» доказали уже, что в воздухе имеются зародыши, но Пастер решил это еще раз проверить.
Пастер отчаянно старался найти способ ввести ненагретый воздух в кипяченый дрожжевой бульон, предохранив при этом бульон от попадания живых микроскопических существ. (Противоречие - В.М.).
Итак, как было уже сказано, он страшно метался и нервничал, его аппараты делались все более и более сложными, его опыты все менее ясными и бесспорными.
В один прекрасный день к нему в лабораторию зашел старый профессор Баляр. (Случай! - В.М.) Баляр начал свою карьеру в качестве аптекаря, но был в высшей степени оригинальный и талантливый аптекарь, поразивший ученый мир своим открытием брома, причем это открытие было сделано не в хорошо оборудованной лаборатории, а за простым рецептурным столом в задней комнате аптекарской лавки. Это дало ему славу и карьеру профессора химии в Париже.
- Так вы говорите, что зашли в тупик, что вы не видите способа соединить кипяченый бульон с воздухом так, чтобы туда не попали живые существа! весело сказал Баляр смущенно смотревшему на него Пастеру.
- Послушайте, мой друг, ведь ни вы, ни я не верим, что микробы могут самостоятельно зарождаться в дрожжевом бульоне. Мы оба знаем, что они попадают или заползают туда вместе с воздушной пылью, не так ли?
- Да, конечно, но...
- Постойте минуточку! - перебил Баляр. - Почему вы не хотите попробовать такую штуку: налейте в колбу бульону, вскипятите его, потом отверстие колбы поставьте в таком положении, чтобы пыль туда никак не могла попасть, а воздух мог бы входить в каком угодно количестве.
- Но как это сделать? - спросил Пастер.
- Очень просто, - ответил ему безвестный ныне Баляр. - Возьмите колбу, налейте в него бульону; затем расплавьте горлышко колбы на паяльной лампе и вытяните его в длинную, тонкую спускающуюся книзу трубку. Придайте трубке такую форму, которую придает лебедь своей шее, когда хочет что-нибудь выловить из воды. А затем... затем нужно только оставить отверстие трубки открытым, вот и все. Получится нечто в таком роде. Баляр быстро сделал набросок. Пастер взглянул и моментально понял все дьявольское остроумие этого простого опыта.
- Значит, микробы не могут попасть в колбу, потому что пылинки на которых они сидят, не могут падать снизу вверх. Это восхитительно! Теперь я все понимаю!
- Вот именно, - улыбнулся Баляр, - попробуйте-ка проделать эту штуку, и вы увидите, что из этого получится.
Затем он распрощался, чтобы продолжить свои плодотворные посещения чужих лабораторий.
Когда Баляр снова к нему зашел, Пастер поспешил ему рассказать о своих успехах.
- Я так и думал, - с улыбкой сказал Баляр."
Л. Пастер доказал откуда берутся микробы, и опроверг теорию самопроизвольного зарождения дрожжевых грибков, плесени, вибрионов и других микроскопических существ.
Этот отрывок заставил меня подумать, поразмышлять над двумя вопросами. Естественно это не происходило так, что я прочел и сразу стал думать. Нет! Это происходило чрезвычайно сложно.
Первый вопрос: "А существует ли самозарождение мысли?" Я не говорю про интуицию, решение, а просто: "Мысль появилась сама?" И второй вопрос: "Много ли Баляров среди ученых?"
Можно предположить, что сама по себе мысль, идея вряд ли зародится. По аналогии с микробами, можно утверждать, что нужен бульон и воздух, в котором “витают” идеи, то есть, как говорят, “идеи витают в воздухе”. Нужна готовность к встрече идеи и нужна обширная информация. Именно поэтому важно много читать, даже то, что не хочется, не радует, не так написано, не тот автор ...
Надо использовать любую возможность общения - школы, семинары, съезды, TV.
Надо, наконец, смело браться за задачи и как говорит А. Кристи: "Это вынуждает яростно думать, разве не так?" («Часы»).
Отвечая на второй вопрос, я хочу сказать, что мир ученых чрезвычайно многообразен - в нем есть самые разнообразные отношения между учеными - от самопожертвования до желания «съесть» противника.
Этология объясняет многое. Но так не хотелось бы, чтобы это объяснение было верным.
Я не буду ссылаться на Конрада Ленца «Агрессия» и Дэвиса «Эгоистический ген», а опять приведу несколько фраз из А. Кристи. Они, как мне представляется, более красочно отражают ситуации.
"Да, - в подсознании таятся и еще более странные явления. Страсть к могуществу и власти, страсть к жестокости, дикое желание причинять физическое страдание жертве - не наследие ли это прошлого, наших диких инстинктов, нашей глубинной памяти, атавизма, так сказать?
Мы, правда, захлопываем перед ними дверь, не допускаем эти проявления в нашу сознательную жизнь, но иногда они настолько сильны, что прорываются наружу. Ревность и чувство собственности - рудиментарные, глубоко заложенные свойства человека.
У него только одни идеалы, а основаны они, скорее всего, на безграничной лени. Ведь воспринимать всех людей вокруг себя как милые создания, а мир как приятное местечко для времяпровождения - это, наверное, самый простой способ жить и выжить. Подобным своим отношением он совершенно отгородился от понимания того, какие люди на самом деле". («Естественный исход»)
И, наконец, фраза, которая иногда подразумевается некоторыми учеными, хотя в действительности это не так.
"Я не мастер, я - гений - произнес коротышка со скромной улыбкой". (А. Кристи, там же)
Заканчивая параграф о профессионализме, мне, во-первых, хотелось бы сказать - не забывайте об учителях и соавторах. Термин «не забывайте» может рассматриваться так же чрезвычайно широко - просто от воспоминания и произношения тостов, во здравие до истинного соавторства. Вспомните о безвестном ныне Баляре, о профессорах, которые помогали аспиранту Фейнману, об отношениях Либиха и Берцелиуса.
Если бы мы помнили и управляли своими инстинктами, то очевидно, что все наши обсуждения при добывании истин, обмен мнениями и выступления могли бы протекать более плодотворно.
И второе - существуют различные уровни, сферы, назовите как хотите, понимания. И когда я что-то объясняю слушателям, а мне задают вопрос, который, на мой взгляд свидетельствует о том, что слушатель ни бельмеса не понимает, и мне хочется ему об этом сказать, как-то возразить - я стараюсь, хочу так думать, спокойно ответить на неясный вопрос. Но и, когда я задаю вопросы, мне также дают ответ и, очевидно, думают, что ответили весьма спокойно и корректно, но, несомненно, часто бывает и наоборот.
Из рукописей Капицы:
"Жизнь подобна карточной игре в которую ты играешь, не зная правил.
Наука должна быть веселой, увлекательной и простой, таковыми должны быть и ученые".
Хоть у века дорога крута
Но невольно по ней мы влекомы;
Нас могла бы спасти доброта,
Только мы очень мало знакомы
Игорь Губерман [146]